Главная » Статьи » Исcкуство » Алиса Льюис Кэррол

Все перводы JABBERWOCKY
 
 
JABBERWOCKY
Twas brillig, and the slithy toves
Did gyre and gimble in the wabe:
All mimsy were the borogoves,
And the mome raths outgrabe
Beware the Jabberwock, my son!
The jaws that bite, the claws that catch! Beware the Jubjub bird, and shun
The frumious Bandersnatch!
He took his vorpal sword in hand:
Long time the manxome foe he sought -
So rested he by the Tumtum tree
And stood awhile in thought.
And, as in uffish thought he stood,
The Jabberwock, with eyes of flame,
Came wiffling through the tulgey wood,
And burbled as it came!
One, two! One, two! And through, and through
The vorpal blade went snicker-snack!
He left it dead, and with its head
He went galumphing back.
And hast thou slain the Jabberwock?
Come to my arms, my beamish boy!
A frabjous day! Callooh! Callay!
He chortled in his joy.
Twas brillig, and the slithy toves
Did gyre and gimble in the wabe:
All mimsy were the borogoves,
And the mome raths outgrabe.
БАРМАГЛОТ
(пер. Д. Орловской)
Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.
О бойся Бармаглота, сын!
Он так свирлеп и дик,
А в глуще рымит исполин -
Злопастный Брандашмыг.
Hо взял он меч, и взял он щит,
Высоких полон дум.
В глущобу путь его лежит
Под дерево Тумтум.
Он стал под дерево и ждет,
И вдруг граахнул гром -
Летит ужасный Бармаглот
И пылкает огнем!
Раз-два, раз-два! Горит трава,
Взы-взы - стрижает меч,
Ува! Ува! И голова
Барабардает с плеч.
О светозарный мальчик мой!
Ты победил в бою!
О храброславленный герой,
Хвалу тебе пою!
Варкалось. Хливкие шорьки
Пырялись по наве,
И хрюкотали зелюки,
Как мюмзики в мове.
ТАРБОРМОШКИ
(пер. А. Щербакова)
Розгрень. Юрзкие хомейки
Просвертели весь травас.
Айяяют брыскунчейки
Под скорячий рыжичас
"Сын мой, бойся Тарбормота!
Он когтист, клыкаст и лют.
Не ходи через болото:
Там ведь Цапчики живут!'
Быстрый меч берет он в руки
Стрембежит в лесной овраг,
И в овраге у корняги
Ждет, когда нагрянет враг.
Тяглодумчиво стоящий
Ожидает он и вот,
Бурворча, бредет сквозь чащу
Пламеглазый Тарбормот.
Он как крикнет! Меч как жикнет
Голова летит долой!
С ней под мышку он вприпрыжку
Возвращается домой.
"Победитель Тарбормота!
Дай тебя я лобзниму!
Урробраво! Привеслава!
Говорит отец ему..."
Розгрень. Юрзкие хомейки
Просвертели весь травас.
Айяяют брыскунчейки
Под скорячий рыжичас.
ДЖАББЕРВОККУШКА
(пер. В. и Л. Успенские)
Сварнело. Провко ящуки
Паробуртелись по вселянке;
Хворчастны были швабраки
Зелиньи чхрыли в издомлянке.
"Сын! Джаббервокка берегись:
Ужасны клюв его и лапа.
И птицы Джубджуб стерегись
И опаужься Бендерцапа!"
Взяв свой чумеч, он шел на шум,
Искал врага кровавологи
И подле дерева Тумтум
Остановился на дороге.
Стоит грозумчив и гневок, -
Вдруг огнеглазый и рычащий,
Дымясь восторгом, Джаббервокк
Летит к нему глумучей чащей.
Но вкривь-вкось чумеч кривой
Чикчикает над Джаббервокком,
И вот с отрубленной главой
Герой несется торжескоком.
"Как? Он убил его? Смотри!
Хитральчик мой, сынок лучавый!
О, харара! О, харара!
Какой денек героеславый"...
Сварнело. Провко ящуки
Паробуртелись по вселянке;
Хворчастны были швабраки
Зелиньи чхрыли в издомлянке.
ВЕРЛИОКА
(пер. Т. Щепкиной-Куперник)
Было супно. Кругтелся, винтясь по земле,
Склипких козей царапистый рой.
Тихо мисиков стайка грустела во мгле.
Зеленавки хрющали порой.
- "Милый сын, Верлиоки беги, как огня,
Бойся хватких когтей и зубов!
Бойся птицы Юб-Юб и послушай меня:
Hеукротно свиреп Драколов".
Вынул меч он бурлатный тогда из ножен,
Hо дождаться врага все не мог:
И в глубейшую думу свою погружен,
Под ветвями Тум-Тума прилег.
И пока предавался он думам своим,
Верлиока вдруг из лесу - шасть!
Из смотрил его - жар, из дышил его - дым,
И пыхтя, раздыряется пасть.
Раз и два! Раз и два!.. Окровилась трава...
Он пронзил Верлиоку мечом.
Тот лежит неживой... А с его головой
Скоропясь, полетел он скачем.
- "Сын, ты зло погубил, Верлиоку убил!
Обмними меня - подвиг свершен.
Мой Блестянчик, хвала!.. Урла-лап! Кур-ла-ла!.."
Зауракал на радости он...
Было супно. Кругтелся, винтясь по земле,
Склипких козей царапистый рой.
Тихо мисиков стайка грустела во мгле.
Зеленавки хрющали порой.
УМЗАР
(пер. В. Орла)

Сверкалось... Скойкие Сюды
Волчились у развел.
Дрожжали в лужасе грозды,
И крюх засвиревел.

"Ты Умзара страшись, мой сын!
Его следов искать не смей.
И помни: не ходи один
Ловить Сплетнистых Змей!"

Свой чудо-юдоострый меч
Он взял и двинулся вперед,
Hо - полон дум - он под Зум-Зум
Раскидистый идет.

И вот, пока он крепко спал,
Явился Умзар огневой,
И он на Рыбцаря напал:
Ты слышишь звонкий вой?

Да, чудо-юдоострый меч
Сильнее Умзара стократ!
Зверой побрит, Герой спешит,
Спешит споржественно назад.

"Я побредил его, Старик!
Позволь, тебя я обниму!" -
"Вот это час, вот это миг!" -
Отец сказал ему.

Сверкалось... Скойкие Сюды
Волчились у развел.
Дрожжали в лужасе грозды,
И крюх засвиревел.

ЗМЕЕГРЫЧ
(пер. Л. Яхнина)
Червело. Ужные мрави
Кузали на снову.
За нисом прали курави,
Склюняя пелаву.
А длиннохрастый Змеегрыч
Уже рептит на зель,
И слышен плюстоустый злыч
За триныжды мезель.
И хребосклон темел. И бум
Гулел, как барабал.
Под дерным веревом Тум-Тум
Храбо Гатырь затал.
Твержал в крепке он чит и щеч,
И зорк его смолел.
Он Змеегрычу мог отсвечь
Триныжды головел.
Стражись, ужалый Змеегрыч,
Мерзей своей дрожбой!
Но встречь заграчил воплый крыч
И рыклый крылый вой.
Звекнул - раз-раз! - плоострый щеч,
И грыкнул длиннохраст.
Смерщела мразкая калечь.
Ура! Свержит злобаст!
Червело. Ужные мрави
Кузали на снову.
За нисом прали курави,
Склюняя пелаву.
БОРЧАРДЕС
(пер. М. Вербицкого)

Однако яркалось, и смятные лаки
Кругались, разлавкие, в лазной овоче
Стынались тополстые полнокатаки
И были есатые лямы ихочи.

"О бойся Борчардеса, сын, его зубы
Отточены остро и когти сверкают!
Ужасно внимание птицы Жубжубы
И страшен бурлиственный Ларбокадаяц."

Берет поротрубенный меч и выходит
Он долго искал мердолагостной битвы
Hе может найти, и у дерева, вроде
Бамбам, он стоит в тишине и молитве

И лагостной думой и кления полный,
Он видит, как Борчердс, сдиревый и млявый
Шестит, громко брулькает, очи как зерна
Огня, раз и два - раз и ясь сквозь дубраву.

И сквозь, раз и два, раз и два, сквозь и через,
Как меч поротрубенный краско метает!
И мертвого здорона труп спрятав в вереск
Он с черепом мрачным домой пормошает.

"Приди ко мне, ангел, победою славен!
Смятение радости, плявная прелесть!
Прелественный день! Пре! Эвое! ИАО!"
Он хрюкал с достоинством, радостью пенясь.

Яркалось превленье и смятные лаки
И кугом, разлавкие, в лазной асери,
Тополстые ляпкие полнокатаки
И лямы есатые, репкие в мере.

МОРДОЛАК
(пер. Д. Коновальчика)
Ложбилась смуть у возлесов.
Смерчки клонялись в зем.
Жельдей мурчащих горлосов
Был свышен хряпот всем.
Отрочье! Смрачен Мордолак,
Угрюмен и ловещ,
А в древнях створожит совраг -
Воротливый Заплещ!
Но, хватно задымая сеч,
Храбрелец в Златы влез
И поскачествовал навстречь
Там - тамошних древес.
Затайно скоротясь за щит
И в ждаль уперив гляд,
Он зрел, как Мордолак трыщит
И огнемечет смрад!
Раз - два - лся крежет! Но гудар
Взы - взы - бил звен сеча,
И гряхнул головянный шмар,
Упадно дохоча!
О дерзновейший мой храбрёл!
Твой цветел горделик!
Поют возлес и мшарный мздол,
Как сподвиг твой велик!
Ложбилась смуть у возлесов.
Смерчки клонялись в зем.
Жельдей мурчащих горлосов
Был свышен хряпот всем.

УБЕЩУР
(пер. Д. Манина)
Сустились умерки. В мраве
Куржились сомно петляки
И волосистый головей
Вопел у Воп-реки.
"Сын, Убещура берегись,
Его клыктей, глушей и грыл.
Звелее он, чем Птица Грысь,
Грызней, чем Дырбущил!"
Он встал с мечом, сказал "Рискнем!"
И день и ночь везде рискал.
Hо изнемог, и лег в тенек
Под старый Саксакал.
Вдруг задрощал дремучий лес
И птицы взмыли, орыбев -
То Убещур гремучий лез,
И изверкал огнев.
"Урай! Урой!" - вскричал герой,
Разя мечом, что было сил.
И звей порух и тухлый дух
Из пусти испустил.
"Виват! Побейда! Бравево!
Извраг поврежен напровал!" -
В побъятья заключив его
Отец воскликовал.
Сустились умерки. В мраве
Куржились сомно петляки
И волосистый головей
Вопел у Воп-реки.

Бурножор
перевод А. Ярцева
Уднилось. Смокрые хрозды
Ветрались на базу,
А мурзкие кросты сквозь дым
Освамились в лазу.
Сын, Бурножора устрашись!
Зубняв он и когтит,
С Жабедной птицей бреет высь
И Бдигрыза ядит!
Мечился я, щитом обнясь,
Одумал храброслов.
Подлесно брод ищу, стрижась
Тумтумских корногов.
Устал и встал средь криводрев,
Тут полдыхнул уждар,
Пылает Бурножора зев,
И очи -- яснозар.
И раз и два, вжигах уплоть,
Мечается клинок,
Брыдает зверья голова
С размаху на песок!
Так храблий верноотпрыск вшёл,
Повержен Бурножор!
Уйла! Ай ты! Свитайте! Зол
Герой хвалидно встор!
Уднилось. Смокрые хрозды
Ветрались на базу,
А мурзкие кросты сквозь дым
Освамились в лазу.
2012
впервые опубликовано Центролитом

Жраконах
перевод Евгения Куренко
Смердало. Круцы мерегли
В дырели жахные едьбу,
Блуделки бурхались во пли,
И момы пляхли зих в омбу.
Страшнись же Жраконаха, сын!
Чьи жрала жуть и коготь стрёр.
И птах Пых-Пыхов избежин,
Да чуйся драчих Борможор.
Но мальчик вострый брал пышак,
И зрякал брузного врага.
В тени Тум-Тум сосны зашмяг,
Погрезши в думах чуг-чуга.
И брум! Шармахнул жахлый лес,
Дрымит сосна, хрумят кусты.
Гломорзлый Жраконах прилез
Всем запелить и двать хесды.
Шышмак зловреда! Тырц под дых!
Пышак навостренный шмак-шмак.
Сохыр башка с плечня буртых
Забезоврежен страшный враг!
Ты Жраконаха пермогёл?
В обнямы ринь же мальчик мой!
Прещастный день! Герхой! Огрёл!
Мир гордоклонен пред тобой.
Смердало. Круцы мерегли
В дырели жахные едьбу,
Блуделки бурхались во пли,
И момы пляхли зих в омбу.
март 2010
впервые опубликовано Центролитом

Конколёт
перевод Кирилла Щербинина
Дначало. Хмуклые черши
Кромтались по поне
И звурковали хмурдыши,
Кутемлясь в ранкане.

Кудайся Конколёта, фот!
Он мукчив и нобрив,
На щаре кудит кростомот --
Росластый Кошмогрив.
Но фот квардает ксатрый бет,
Красает ланный швум.
И топумарит от ровет,
Скужая грать в Куштум.
Дотопумарил он и грёт,
Мараснул гвидло шворн --
Гвархает крадный Конколёт
Загностив рын ворлом!
Кун-ля, кун-ля, шмарит поня!
Звартарит ксатрый бет.
Халя! Таля! И кварканя,
Ларкибадает с мрет.
О, красотраверный ломпот,
Ты страндил Конколёт!
О, строкленумный коломот,
Кростолю ворный трот!
Дначало. Хмуклые черши
Кромтались по поне
И звурковали хмурдыши,
Кутемлясь в ранкане.
март 2010
впервые опубликовано Центролитом

Ктулхня
перевод Ли Бао
Криведго билося апстену -
Ф Бабруйск жывотное, ф Бабруйск!
Йежовым пертцам по колено
Глазеновротмненогисуйск.
"Ты Ктулху опасись, мой друкк,
Внатуре аццкий сотона!
Четыре пары длинных рук
И птыц Жжуб-Жжуб одна!"
Но первыйнах сказал и взял
Свой длинный лайзерный дивайс --
Готично у куста стоял,
Но ниасилил аусвайс.
Кросафчег так морозил моск,
Тут Ктулху жжот, реально жжот!
Слетает нипадеццки лоск,
Превед-медвед из лесу прет!
И +1! Плюс сто-пиццот!
ППКС! Пейши исчо!
Не КГ/АМ, зачод, зачод!
И Ктулху фхтагн лещом!
"Медалько аффтару! Ога!
Риспегд и уважуха, гы!
Раскрыта тема, бу-го-га!
Писец, рыдаль, гг!"
Криведго билося апстену -
Ф Бабруйск жывотное, ф Бабруйск!
Йежовым пертцам по колено
Глазеновротмненогисуйск.
май 2009
впервые опубликовано Центролитом

Глухоморр
перевод Бульбы Каморры
Лозовели от хлипеня ёлкие пни,
Ребухали лобза и кусина,
И бабека куравила ныя стопни
Шевелистьями ибн-херосина.
"Стерегись Глухоморра из Морры, мой зай,
Он опаснее ста Злодираков!"
Но, её не послуша, сказай: "Дерезай!"
Маминзай Велипут Зупараков.
Он нател голопанцирь и выпутил в жуть,
Сверкуном сверкотая сверепо,
Но примгнул на цветущий тиван полежуть
Под развесистым пнём Тугорепа.
Тут явился ему, грозный выпятив пуп,
Сквозь смеркание ти-винди-вана,
Мерзкий хав дуюдуд, Глухоморр-хулахуп,
Звереща, словно кран завыванна.
Пыр-до-дыр! пыр-до-дыр! - сверкотает сверкун,
Глухоморр убегат в Зимораков,
Но догнал, и отсек его зло-говоркун
Маминзай Велипут Зупараков.
"Ты побил Глухоморра из Морры, машер?
Вали-вац! Хейли-вей! Ай-люли!
Мы навеки вгвоздючим в могучий Торшер,
Как чудовище превозмогли".
Лозовели от хлипеня ёлкие пни,
Ребухали лобза и кусина,
И бабека куравила ныя стопни
Шевелистьями ибн-херосина.
2007
впервые опубликовано Центролитом

Гмырь
перевод С. Сергеева
Твердело. Тугоплавкий смав
Струился по трубе,
Сморчки скакали у канав,
Прыщ вылез на губе.
Сынок, за лесом Гмырь живёт,
Вонюч он и зловещ!
А в лес пойдёшь - тебя сожрёт
Инцефалитный клещ.
Но взял он репеллента бак,
Взял меч, башмак и шланг.
И лесом пятился как рак,
Под дуб заполз как танк.
Но обнаружен он, и вот
Уж Гмырь к нему летит!
И, недоеден, бутерброд
Вылазит из орбит.
Но он ударил башмаком
По челюсти Гмыря!
И тот оплюхнувшим мешком
Поник у фонаря.
И вот герой наш злоползёт,
Свистя, как какаду,
Домой с победой, и несёт
Клеща в своём заду.
Так что ж, ты в челюсть дал Гмырю?
И клещ в штаны залез?
Я весь от радости горю,
Сынок ты мой, болбес!
Твердело. Тугоплавкий смав
Струился по трубе,
Сморчки скакали у канав,
Прыщ вылез на губе.
2004
впервые опубликовано Центролитом

Испепелин
перевод Бульбы Каморры
Мерцалость падала с небес
На прелолестную оземь,
Пеликанкан будыкал лес,
И вершалила темь.
"Ты в Куролес нейди, малыш!
Там бродит змей Испепелин,
Тигрозный ктот Кишмякишмышь
И Птероцапеллин!"
Но взял он острый пи-рожон,
И крибле-грабле, и пулапс,
И встал, в раздумье погружён,
Под крестоцветный Грапс.
И вот, пока он там стоял,
Из шишел-мышел, из елин,
Верзя огонь из раззевал,
Летит Испепелин.
Вжик! - пи-рожон, бадах! - пулапс,
И крибле-грабле бумс и крак!
Главец отрублен - и коллапс.
Повержен грозный враг.
"Ты победил Лесное Зло?
О, храбрый сын! О, славный миг!
Халва тебе! Кали! Кало!" -
Бурликовал старик.
Мерцалость падала с небес
На прелолестную оземь,
Пеликанкан будыкал лес,
И вершалила темь.
2007
впервые опубликовано Центролитом

Грызлик
перевод С. Ивановой, она же dejavue
Смуркался лес, и висуны
Хивлялись на стуках.
И отвержались блескуны
В их зоркливых глазах.
"Не снуйся в глужбище, мой сын!
Там Грызлик и Пузон
Морчалят страждущих детин,
Взвывая,как Кобзон.
Но взял он Мойсчеры и Вип,
И закрывак, и мец:
Пусть Грызлик там в Тумге не спит,
Предчувствуя конец.
И в лес он тихо прошмыкнул,
И внямчиво стоит.
Но слышен сухотреск и гул -
То Грызлик свербещит.
И пзыкнул мец, и подскочил,
И вхряпнулся в зевун.
В тумане звербище почил,
Утратив свой главун!
"Мой пыркий сын! Мой Геракакл!
Ты победил и жив!
Тебя возромансим в веках,
Чтоб Живчик был пуглив."
Смуркался лес, и висуны
Хивлялись на стуках,
И отвержались блескуны
В их зверкливых глазах.
янв. 2004
впервые опубликовано Центролитом

Кошкар
перевод Константина Соколова
Отдневéлось. Вéтварь кнóчил,
В травах пряталась зваря
И звезтичек млечный росчерк
Тьмопорхал, покой даря...
"Сын, любой страшится ночи,
Тьма пресонная вражит,
И не станет жмурить очи
Всяк, кто жизнью дорожит."
Но, опастью не испужен,
Не страшаясь темноты,
Дня трудами ооружен,
Шел снамцам он драть хвосты.
Вдруг! Сомнегой надушился,
С пят до пасти вжившись в плед,
Ах! добрун Кошкар приснился,
Милый друг пугливых лет.
Раз! Кошкар, смутясь отпором,
Огнежалил нежность тьмы.
Два! Увлекшись страшным спором
Не сберег Кошкар главы.
"Славный мальчик, спи спокойно,
Не вернется злой Кошкар.
Ты в ленивчестве достойном
Сны сберег от новых свар!"
Отдневелось. Ветварь кночил,
В травах пряталась зваря
И звезтичек млечный росчерк
Тьмопорхал, покой даря...
2002
впервые опубликовано Центролитом

Бормочун
перевод С. Скловского
"Шумел камыш, деревья гнулись..."
(популярная песня)

Это был блестикучий и склизкий игрух,
Он то крался бочком, то крутился волчком,
И вонючих дразнючек, как пакостных мух,
Разгонял по утрам в огороде сачком.
"Бормочуна ужасного бойся, сынок,
Цепких лап его, хищных кусачих клыков!
Бойся птицы Жубжуб... Если б только ты мог
Избежать Тряпомода репейных оков!"
Взял он в руку свой востро заточенный меч,
В буераках с оврагами рыскал врага...
Притомившись, под деревом вздумал прилечь,
Отдохнуть и слегка поразмыслить пока.
Но, прервав неожиданно этот процесс,
Бормочун огнеглазый стремглав налетел.
Изгибался дугой камышащийся лес
И под ним бормотал и трещал, и кряхтел...
Раз, два! Раз, два! Сквозь вой и сквозь жар огневой
Ненасытное лезвие крошит в салат...
Враг издох и засох, и с его головой
Скок-поскок он галопом помчался назад.
"Неужели убит, наконец, Бормочун?
Дай обнять тебя, мой лучезарный малыш!
Ох чудесный денёк!" - Хохотал он врачу...
И в ответ ему радостно вторил камыш.
Сам он был блестикучий и склизкий игрух,
Он то крался бочком, то крутился волчком,
И вонючих дразнючек, как пакостных мух,
Разгонял по утрам в огороде сачком.

ноябрь 1999
впервые опубликовано Центролитом

Вурдалак
перевод без подписи
Смеркалось. Томные жуки
Летали, воздухом звеня.
Цикады пели, пауки
Плели тенёта дня.
О, бойся Вурдалака, сын,
Его клыков, его когтей,
О, бойся птиц Некрофилин,
Других ночных зверей!
Но сын из ножен вынул меч
И поскакал навстречу тьме,
Дрожа от предвкушенья встреч
В бегущих вёрст тюрьме.
Он встал под Дуб, и нервно ждал...
Из чащи Вурдалак возник -
Огнем весь лик его пылал
И кровь алкал язык.
Раз-два! Раз-два! Туда, сюда!
Стрижом сверкает жаркий меч!
Пал зверь, и нежити глава
Привязана заплечь.
О бог, повержен Вурдалак?
Дай мне, сынок, тебя обнять!
О, радость! Мы боялись так!..
Не знал он, что сказать.
Смеркалось. Томные жуки
Летали, воздухом звеня.
Цикады пели, пауки
Плели тенёта дня.
февраль 2000
впервые опубликовано Центролитом

Корчубей
перевод Д. Манина
Свечернело. Ужей плюговые сторчки
В отраве голубокой лесали,
Две стрекошки торчили свои пяточки,
И грызящно мошки хокусали.
"Милый сын, борогат и злавен Корчубей,
И пурга его необорзима.
Да и Птица Зубзуб не совсем воробей --
Глотозлавая вообразина."
Он поник головой над своей булатвой,
После оттопоравился в путь.
Трое сутин шагал и малевич устал
И прилег под Дубук обдохнуть.
Он лежал, коромысля, средь морщных древей,
Вдруг, погонь из грязниц свидригая,
Волкпозорный и воблый, главлит Корчубей,
Шарманя, гребезжа, камбалая.
Раз! -- вскакает герой, два! -- своей булатвой
Просквонзает впротык, и -- ба-бац! --
Рухнул наземь злодей, и ему молодей
Отсверкает главу и абзац.
"Ты с победой такой воропился домой,
Суперсын мой, гип-гипер-ура!"
"О-ля-ля! Ой-люли!" -- раздавалось вдали, --
Хали-гали они до утра.
Свечернело. Ужей плюговые сторчки
В отраве голубокой лесали,
Две стрекошки торчили свои пяточки,
И грызящно мошки хокусали.
1999--2000
впервые опубликовано Центролитом

Полтораки
перевод Беллинсгаузена И. Лазарева
Поздний вечер. Кузнечик стрекочет в кустах,
Черный Ворон висит со звездой.
Победив в себе гордость, сомненья и страх,
Иннокентий пьет чай с резедой.
"Иннокентий! Не пей эту гадость вовек,
Обернется веселье бедой.
Станешь лыс, словно горный горячий абрек,
С правоверной в веках бородой!"
Но - увы! - Иннокентий сомнениям чужд,
Крепко ложку за ножку схватив,
Под платаном, чай, дует сей доблестный муж
Сидр, коньячества, аперитив.
Вдруг, внезапно, в среде испарений пивных,
От восторга банально рыча,
Полтораки несет десять раков речных
И, тайком, полтора кирпича.
Двадцать два! Тридцать восемь! Семнадцать! И вот,
За живот ухватившись, упал,
Хохоча, Полтораки - такой анекдот
Иннокентий - о, мастер! - назвал.
"Иннокентий, товарищ, наверх, по местам,
Анекдот твой запомнят века!"
Аплодирует воину Узбекистан,
От Техасских пейзан два венка.
Поздний вечер. Кузнечик стрекочет в кустах,
Черный Ворон висит со звездой.
Победив в себе гордость, сомненья и страх,
Иннокентий пьет чай с резедой.
апрель 1999
впервые опубликовано Центролитом

Лукомор
перевод Кошало Мяученного
Послащается люблоннице циточника,
перекаплившей бощу стерпания
У Лукоморья замершало,
Оцепенял дубровый злат,
И несмыкающе кошало
Брожал, листвями окружат.
"Мой снук! Стремойся Лукомора!
И дразных клеготных зверищ!
Там выморяет Чертомора
И с ним тритырнадцать дружищ!"
Но смерзко он взостал оруло
И уджунглобился в дреса.
И под разветвистым танчулом
Пристановил на долчаса.
Он тверя выглазал нетомно:
Из-за сплетившихся ветлов
Блескнул огнялом жар гигромный
И Лукомора взвыкнул рев.
Но дресь орулом растесая,
Он Лукомору шкрудь проншил
И, звепря тручелом встрясая,
Повратно к предцу возпешил.
"Истель ты сверлил Лукомора?
Дожданный длиннославный миг!
Сольни, мой снук, моя отгора!"
Торжбу возрадостил седрик.
У Лукоморья замершало,
Оцепенял дубровый злат,
И несмыкающе кошало
Брожал, листвями окружат.

22.03.99
впервые опубликовано Центролитом

Борчардес
перевод М. Вербицкого
Однако яркалось, и смятные лаки
Кругались, разлавкие, в лазной овоче
Стынались тополстые полнокатаки
И были есатые лямы ихочи.

"О бойся Борчардеса, сын, его зубы
Отточены остро и когти сверкают!
Ужасно внимание птицы Жубжубы
И страшен бурлиственный Ларбокадаяц."

Берет поротрубенный меч и выходит
Он долго искал мердолагостной битвы
Не может найти, и у дерева, вроде
Бамбам, он стоит в тишине и молитве

И лагостной думой и кления полный,
Он видит, как Борчердс, сдиревый и млявый
Шестит, громко брулькает, очи как зерна
Огня, раз и два -- раз и ясь сквозь дубраву.

И сквозь, раз и два, раз и два, сквозь и через,
Как меч поротрубенный краско метает!
И мертвого здорона труп спрятав в вереск
Он с черепом мрачным домой пормошает.

"Приди ко мне, ангел, победою славен!
Смятение радости, плявная прелесть!
Прелественный день! Пре! Эвое! ИАО!"
Он хрюкал с достоинством, радостью пенясь.

Яркалось превленье и смятные лаки
И кугом, разлавкие, в лазной асери,
Тополстые ляпкие полнокатаки
И лямы есатые, репкие в мере.
1997
впервые опубликовано Центролитом

Убещур
перевод Д. Манина
Сустились умерки. В мраве
Куржились сомно петляки
И волосистый головей
Вопел у Воп-реки.
"Сын, Убещура берегись,
Его клыктей, глушей и грыл.
Звелее он, чем Птица Грысь,
Грызней, чем Дырбущил!"
Он встал с мечом, сказал "Рискнем!"
И день и ночь везде рискал.
Но изнемог, и лег в тенек
Под старый Саксакал.
Вдруг задрощал дремучий лес
И птицы взмыли, орыбев --
То Убещур гремучий лез,
И изверкал огнев.
"Урай! Урой!" -- вскричал герой,
Разя мечом, что было сил.
И звей порух и тухлый дух
Из пусти испустил.
"Виват! Побейда! Бравево!
Извраг поврежен напровал!" --
В побъятья заключив его
Отец воскликовал.
Сустились умерки. В мраве
Куржились сомно петляки
И волосистый головей
Вопел у Воп-реки.
1996
впервые опубликовано Центролитом

Мордолак
перевод Д. Коновальчика
Ложбилась смуть у возлесов.
Смерчки клонялись в зем.
Жельдей мурчащих горлосов
Был свышен хряпот всем.
Отрочье! Смрачен Мордолак,
Угрюмен и ловещ,
А в древнях створожит совраг -
Воротливый Заплещ!
Но, хватно задымая сеч,
Храбрелец в златы влез
И поскачествовал навстречь
Там-тамошних древес.
Затайно скоротясь за щит
И в ждаль уперив гляд,
Он зрел, как Мордолак трыщит
И огнемечет смрад!
Раз-два-лся крежет! Но гудар
Взы-взы-бил звен сеча,
И гряхнул головянный шмар,
Упадно дохоча!
О дерзновейший мой храбрёл!
Твой цветел горделик!
Поют возлес и мшарный мздол,
Как сподвиг твой велик!
Ложбилась смуть у возлесов.
Смерчки клонялись в зем.
Жельдей мурчащих горлосов
Был свышен хряпот всем.
1997
впервые опубликовано Центролитом

Жабык
перевод В. Тарасенко
ЗагИн убИр, закАн укИн,
УкОлонной лунЕ
ЛепетовАли марьякИ,
КилИкуя втунЕ:
"ынАндо лИкнув, не шигАй -
ЖабЫк инда взопрЕл.
Не чуличАй, не буданАй,
Не аршинАй данЕл."
Но лИкнув, бой закИ не вал,
И вЫнув анерУ,
ЗагОну брал, зашину клАл,
РаспопшИв умерУ.
УркАл и снАл. И вдрУг - аврАл:
КуЮк буль-буль оглЫ -
ЖабЫк опрЕв залокотАл,
ЧувИкая падлЫ.
Раз два, раз два - куЮк хахА -
Жень-жень анЕрой бой.
ЖабЫк загИнув подыхАл,
И вЫю мын уллОй.
О бой! БоЮнчик! ЧуличОк!
Шапёр анЮ тебЯ!
И унарЕлый аршичОк -
ПобЕдою объЯт!
ЗагИн убИр, закАн укИн,
УкОлонной лунЕ
ЛепетовАли марьвякИ,
КилИкуя втунЕ.
1997
впервые опубликовано Центролитом
Керогазель
перевод С. Битюкова
Я словаю стихимии лестьницу,
Словодою и строкирпичами пишумен.
Слонологии, выстих асбестии...
Или только снознания шутем?

* * *

Вечерезкие образносились триптихони:
Распираль, а затем кувырокот.
Черножи веселипли, лирикая,
А омаржа лежалила тропот.

"Ужасам рассудилище, сыннова -
Керогазель зубыстра, как смердь,
И от вздохлого тушлого дымени
Доблесные живымерли ведь."

Но тайкомпас и знамеч забрат ему,
Не впервойны такие -- вестиль его,
И в путёмках дождать ли нелепочему? -
И пробраво он под уйдерево.

И, под ясенью ждя врагораздого,
Он увидел врагарь и глазарево,
Что разбрызверг зверёвом расскаждого,
И раскрылья и клювострил на него.

За разом раз, за разом два,
Знамеч разрык её стучасть,
И в тот ураз враголова
Упалицей всплечас.

"Достослава теберкут трудоблестный,
Поразличны монстрахи ничтож;
Пусть твоимя светличится окрест, но
Обнимой топотомок крепкож!"

Вечерезкие образносились триптихони:
Распираль, а затем кувырокот.
Черножи веселипли, лирикая,
А омаржа лежалила тропот.

окт. 1997
впервые опубликовано Центролитом

Курёхиншпиль
перевод А. Тарна
Крикламент мычился и блел
На свези пришлых бдень
Комился нялый парамел
Как бовая полень
Сыночек, бойся Зюгана
И птицы Селюзя!
Опасней бритвы их шпана,
Вонюча их стезя!
Он взял булатное стебло
Среди густой ельцы,
И думы лезли на чело,
Как на стену стрельцы.
Как вдруг... -- сыночек мой!.. -- как вдруг,
Свиняч и густопсов,
Чубцово-склизкий Демохрюк
Западлил из кустов!
Раз-два -- гуляй, мое стебло,
Среди гнилой травы!
И вот уж чудище обло
Конвульс -- без головы!
Ура, сынок! Повержен враг!
Ура, ура, сынок!
Высит ого твой гордый стяг,
Хрустальный твой высок!
Крикламент мычился и блел
На свези пришлых бдень
Комился нялый парамел
Как бовая полень
окт. 1997
впервые опубликовано Центролитом

Бурчулай
перевод И.П.Козловойского
Кухарило. Мошкная мызгля
Заширялась по всей напрале:
Ломотался патлун без рубля,
И засучились хрюши во мле.
"Ох, опасен, сынок, Бурчулай!
Скрыпен клюк и куздрявен кадык!
А в джунгле ждет топтица-жарай
И чернявится Мандышашлык!"
Взял он вымпыль и стался неслаб:
Не маячился шваер нигде;
Он под мудрых пришел баобаб,
Подумарить слегка в уезде.
И когда он там думно торчал,
Бурчулак, все очами паля,
Продираясь сквозь лес, матерясь и рыча,
На него как накинется, бля!
И раз-двинь! И два-рань! Размахню!
Вымпелезвием он задрючил!
И прикончил, и гада мошню
Прихватив, он домой поскочил.
"Так убил Бурчуляку ты все ж?
Дай обнять, облучистый, ура!
На гора! По машинам! Даешь!" --
Хропотался старик до утра.
Кухарило. Мошкная мызгля
Заширялась по всей напрале:
Ломотался патлун без рубля,
И засучились хрюши во мле.
окт. 1998
впервые опубликовано Центролитом
 

Бармаглот Вариации переводов
Новейшие (ноябрь 1998 года)

Endraperós Josep M. Albaigès. Каталонский
Jabawo-ку Эндрю Томпсон. Японский
La Dgiabl'yéouoqu'thie Geraint Дженнингс. Jèrriais
Galimatazo Хайме де Охеда. Испанский
Jerigóndor Francisco Torres Оливер. Испанский
Бармаглот Mirta Rosenberg & Daniel Самойлович. Испанский
 

Jabberwocky
Mirta Rosenberg & Daniel Samoilovich
Asardecía y las pegájiles tovas
Giraban y scopaban en las humeturas;
Misébiles estaban las lorogolobas,
Superrugían las memes cerduras.
!Con el Jabberwock, hijo mío, ten cuidado!
!Sus fauces que destrozan, sus garras que apresan!
!Cuidado con el ave Jubjub, hazte a un lado
Si vienen las frumiantes Roburlezas!
Empuñó decidido su espada vorpal,
Buscó largo tiempo al monxio enemigo -
Bajo el árbol Tamtam paró a descansar
Y allí permanecía pensativo
Y estaba hundido en sus ufosos pensamientos
Cuando el Jabberwock con los ojos en llamas
Resofló a través del bosque tulguiento:
!Burbrujereando mientras se acercaba!
!Uno, dos! !Uno, dos! !A diestra y siniestra
La hoja vorpalina silbicortipartió!
El monxio fue muerto, con su cabeza en ristre
El joven galofante regresó.
"!Muchacho bradiante, mataste al Jabberwock!
!Ven que te abrace! !Que día más fragoso
!Me regalas, hijo! !Kalay, kalay, kaló!"
Reiqueaba el viejo en su alborozo.
Asardecía y las pegájiles tovas
Giraban y scopaban en las humeturas;
Misébiles estaban las lorogolobas,
Superrugían las memes cerduras.
Опубликовано в Буэнос-Айресе, Аргентина в Diario де Poesia 43 сентября 1997 года. Diario де Poesia является иллюстрированный
ежеквартальником поэзии.
Об авторах: Мирта Розенберг & Daniel Самойлович опубликовали многие переводы с английского, в том числе книги переводов стихов
Кэтрин Мэнсфилд. Они поэты, члены персонала Diario де Poesia, и редакторы еженедельного страницы поэзии в Национальном журнале La
Nacion.

Jerigóndor
Francisco Torres Oliver
Cocillaba el día y las tovas agilimosas
giroscopaban y barrenaban en el larde.
Todos debirables estaban los burgovos,
y silbramaban las alecas rastas.
"Cuídate, hijo mío, del Jerigóndor,
que sus dientes muerden y sus garras agarran!
!Cuídate del pájaro Jubjub, y huye
del frumioso zumbabadanas!"
Echó mano a su espada vorpal;
buscó largo tiempo al manxomo enemigo,
descansó junto al árbol Tumtum,
y permaneció tiempo y tiempo meditando.
Y, estando sumido en irribumdos pensamientos,
surgió, con ojos de fuego,
bafeando, el Jerigóndor del túlgido bosque,
y burbulló al llegar!
!Zis, zas! !Zis, zas! !Una y otra vez
tajó y hendió la hoja vorpal!
Cayó sin vida, y con su cabeza,
emprendió galofante su regreso.
"!Has matado al Jerigóndor?
Ven a mis brazos, sonrillante chiquillo,
!Ah, frazoso día! !Calós! !Calay!"
mientras él resorreía de gozo.
Cocillaba el día y las tovas agilimosas
giroscopaban y barrenaban en el larde.
Todos debirables estaban los burgovos,
y silbramaban las alecas rastas.
Мадрид, 1984 год.

Galimatazo
Jaime de Ojeda
Brillaba, brumeando negro, el sol;
agiliscosos giroscaban los limazones
banerrando por las váparas lejanas;
mimosos se fruncían los borogobios
mientras el momio rantas murgiblaba.
!Cuídate del Galimatazo, hijo mío!
!Guárdate de los dientes que trituran
y de las zarpas que desgarran!
!Cuídate del pájaro Jubo-Jubo y
que no te agarre el frumioso Zamarrajo!
Valiente empuñó el gladio vorpal;
a la hueste manzona acometió sin descanso;
luego, reposóse bajo el árbol del Tántamo
y quedóse sesudo contemplando…
Y así, mientras cavilaba firsuto.
!!Hete al Galimatazo, fuego en los ojos,
que surge hedoroso del bosque turgal
y se acerca raudo y borguejeando!!
!Zis, zas y zas! Una y otra vez
zarandeó tijereteando el gladio vorpal!
Bien muerto dejo el monstruo, y con su testa
!volvióse triunfante galompando!
!їY haslo muerto?! !їAl Galimatazo?!
!Ven a mis brazos, mancebo sonrisor!
!Qué fragarante día! !Jujurujúu! !Jay, jay!
Carcajeó, anegado de alegría.
Pero brumeaba ya negro el sol;
agiliscosos giroscaban los limazones
banerrando por las váparas lejanas;
mimosos se fruncían los borogobios
mientras el momio rantas necrofaba…
Мадрид, 1973 год.

La Dgiabl'yéouoqu'thie
Geraint Jennings
'Tait mébouoilli. Les tôves lîtheurs
Githaient et gîmbliaient sus lé liainde.
Les ouothogôves 'taient touos mîntheurs,
Ouaithe qu'les râthes mâmes hortcheindrent.
"Garde-té du Dgiabl'yéouoque, man fis!
Chutte dgeule d'mordeuses! Ches mains grînmeuses!
Garde-té d'l'ouaîsé Tchappe-Tchappe, et fis
La Bandésnâque feunm'theuse!"
I' prînt san sâbre vèrtcheux en main,
S'en allit souotre l'enn'mîn mantchibl'ye,
Au bouais Tînme-Tînme, restit enfîn
Auve ses pensées hâthibl'yes.
Coumme i' hâthait auprès du bouais,
Lé Dgiabl'yéouoque, la fliamme ès ièrs,
Pathut chûffliant dans la forêt
Et beurbliait ès taûgièrs.
Ieune, deux! Ieune, deux! Et l'sâbre vèrtcheux
Lî baîllit bein eune pataöuarre!
La bête dêfaite, i' prînt sa tête,
Galoppeux et gaillard.
"As-tu tué lé Dgiabl'yéouoque?
Veins m'embraîchi, man fis radgi!
O jour fraptchi! Haro! Hari!"
Lé vièr rîth'lait dé ji.
'Tait mébouoilli. Les tôves lîtheurs
Githaient et gîmbliaient sus lé liainde.
Les ouothogôves 'taient touos mîntheurs,
Ouaithe qu'les râthes mâmes hortcheindrent.

Jabawo-ku
Andrew Thompson
Buririggu datta. Soshite suraivi na to-v ga
We-bu ni jairu shite jimburu shita
Baroguro-bu wa totemo mimuji de
Mo-mu rasu ga autogure-bu shita.
"Jabawo-ku to iu kaijuu ni ki o tsukete
Kamitsuku ago ni, hittakuru tsume ni
Jabujabu no tori to iu kaijuu ni ki o tsukete
Furu-miasu na Ba-ndasnatchi o sakeru no da!"
Voruporu no tsurugi wo soubi shite
Nagai aida ni ano mankusomu na teki o sagashite kara
Tamutamu no ki no shita ni yasunde
chotto tatte omotta
Affisshu sou ni omotte
Honoo no you na me no Jabawo-ku ga
Tarugi na shinrin ni wiffuru shite kite
Ugoki nagara ba-buru shita!
Ichido, Nido! Ichido, Nido! Kitta, kitta!
Voruporu no tsurugi ga sunika sunaka shita!
Shini mama ni shiteoite atama o te ni irete
Garanfu shite kaeta.
"Hontou ni Jabawo-ku o taoshita no ka?!
Somo bi-mishu na ko yo! Watashi no ude ni!
O, Furabujasu na hi da yo! Karu-! Kare-!"
To yorokobi ni yobidashita.
Buririggu datta. Soshite suraivi na to-v ga
We-bu ni jairu shite jimburu shita
Baroguro-bu wa totemo mimuji de
Mo-mu rasu ga autogure-bu shita.
Версия бессмысленных слов оригинального текста только их натурализовали в японских фоне, то есть изменение произношения ровно
настолько, чтобы соответствовать существующим звуков речи японцев. (Японский слоговой характер, поэтому нет такаких сочетаний
согласных как "BR" в "Brillig" или "SL" и "твоего" из "хливкие".)
Переводчик, Эндрю Томпсон, работает над созданием новых эквивалентных слов ерунды, которые дают подобные изображения, как их
английские коллеги.

Endraperós
Josep M. Albaigès
Bullava el dia, i les ruaus toves
Bargien i txiaven pels grols,
Flubles es veien les borgoves
i xien els ratols!
"Guardaít, fill meu, de líEndraper!
Mosador i esgarrapador!
Compte amb líocell Nyicnyac i fuig
Del frumiós Rostador!"
Líespasa vorpal agarrà;
Buscant líomintrós enemic…
I a líombra de líarbre Pifpaf
seient, cavil×
là un xic.
I entre rodimons pensaments
LíEndraper, amb els seus ulls sulsint,
furbant arribà al tulgiós bosc,
Barblejant tot venint!
Zim, zam! Zim, zam! Mil tracs i un trac
la fulla vorpal flipflapà!
Ben mort el féu, i amb el seu cap
Galomfant retornà!
"Com tího has fet? Has mort líEndraper?
Abraçaím, noiet rioleroig!
БAh, friós dia! Carim! Caram!"
El vell blufia de goig.
Bullava el dia, i les ruaus toves
Bargien i txiaven pels grols,
Flubles es veien les borgoves
i xien els ratols!
Incluido ан-эль-де-Рождество 1997 POR EL Автор.
 
Африканс
Die Flabberjak Linette Ретиф.
Brabbelwoggel [неизвестный переводчик].
 
 

Die Flabberjak
Linette Retief
Dis gonker en die vore garings
Fruip en gronkel in die bloof;
Ja, grimvol was die kilderboom,
En die ploert wil kroof.
'O wee die Flabberjak, my seun!
Die kaak wat kou, die klou wat klap!
O wee die Flikflokvoël, en flak
Die frose Blakkerdap!'
Sy hand omsluit die fredel swaard:
En soek, soek hy die frap voorwaar--
Hy rus onder die Kloringboom,
En dink 'n bietjie daar.
Hy staan nog daar so friep te dink,
Toe kom die Flabberjak al aan--
Sy oge vlam deur brose bos,
Sy mond die skuim en traan!
Hoera! Dis da'! Hy's deur, reg deur!
Die fredel swaard maak klikker-klak...
Hy los die lyf and vat die kop
En vlieg daar weg op 'n galop.
'En is die Flabberjak nou dood?
Kom skud my blad, my frawe seun!
O flore dag! Floera! Floerag!'
Kon hy van blydskap kreun.
Dis gonker en die vore garings
Fruip en gronkel in die bloof;
Ja, grimvol was die kilderboom,
En die ploert wil kroof.
Появилась в ¨ ¨ Die Burger в Кейптауне 25 августа 1992 года.

Brabbelwoggel
[translator unknown]
Dis brillig en die glyme likkedis
Drool en drindel in die weib
Bibberkolies is die borogis
En die vniere rode sneib.
Pas op vir die Brabbelwog, my seun!
Sy tande byt, sy kloue gryp!
Pas op vir die Joepjoepvoël se dreun
En die wroedige Ribberknyp!'
Hy vat sy swerpe sabel vas
En soek die afgemankste ding--
By die Toemtoemboom met die ronde kwas
Gaan staan hy eers en dink.
Hy staan nog daar en drommeldroom
Toe kom die Vuuroog-Brabbelwog:
Hy swiep daar uit die warboelboom
En borbel boonop nog!
Een, twee! Een, twee! Die swerpe swaard
Vlym heen en weer dwarsdeur.
Hy gryp die kop vas aan die baard
En galuppel huistoe weer.
'Het jy die Brabbelwog verslaan?
Kom, dit moet ons vier.
O praglik dag! Hoerá! Hef aan!'
Hy gig-lag van plesier
Dis brillig en die glyme likkedis
Drool en drindel in die weib
Bibberkolies is die borogis
En die vniere rode sneib.
 

Choctaw
Chabbawaaki Аарон Broadwell.
Chabbawaaki
Aaron Broadwell

Bilillik onahma_, tofi alhiihat waybi no_tama_
Kayli-chah kimbala-sh ma_yattook.
Bolokoofat mimsit tahanah
Laalhi alhiilha moomat pit kalabattook.


Gloss:
Brillig arrived tove group-nom wabe in
Gyred-and gimble-ing they-were
Borogoves-nom mimsy all-and
Rath group mome-nom out grabe
 


Чешский
Zxvahlav Ярослав Císarx.
Tlachapoud Алоис & Hana Skoumal.

Zxvahlav
Jaroslav Císarx
Bylo smazxno, lepex svihlí tlové
se batoumali v dàlnici,
chrudosxní byli borolové
na mamné krsy zxàrnící.
«Ó synu, strxez se Zxvahlava,
mà zuby, dràpy prxeostré;
strxez se i Ptàka Neklava,
zurxmící Bodostre!»
Svuåj chopil vorpàlový mecx,
jímzx lita soka vezme v plen,
pak used v tumtumovou secx
a cxekal divisxlen.
A jak tu vzdeskné mysle kles,
sàm Zxvahlav, v ocxích plameny,
slét hvízxdnex v tulízxový les
a drblal rameny.
Raz dva! Raz dva! A zas a zas
vorpàlný mecx spexl v sxmikuå let.
Zxvahlava hlavu za opas
a uzx galumpal zpext.
«Tys zhubil strastna Zxvahlava?
Spexsx na mou hrudx, tys líten rek!»
«Ó rastný den! Avej, ava!»
Ves chortal svextný skrxek.
Bylo smazxno, lepex svihlí tlové
se batoumali v dàlnici,
chrudosxní byli borolové
na mamné krsy zxàrnící.

От Издание опубликовало Свобода, Прага, 1947. "X" указывает предыдущем письме имеет HACEK.

Tlachapoud
Aloys & Hana Skoumal
Je svacxvecxer. Lysperní jezeleni
se vírnex vrtácxejí v mokrxavex.
Vetcharxí hadrousxci jsou roztruchleni
a selvy sysxtí tesknoskuhravex.
«Strxez se, strxez Tlachapouda, milý synu,
má tlamu zubatou a ostrý dráp.
Pták Zlosxkrv uzx se texsxí na hostinu,
vzteklitex cxíhá na tex Pentlochnxap.»
Mecx Sxarsxoun vytrh, pevnex sevrxel v dlani
a v lese stopoval ty chvostnatce,
pak pod strom Tumtum used v zadumání
a hotovil se k divé sxarvátce.
A kdyzx tak zachmurdexnex odpocxíval,
tu z hunxatého lesa Tlachapoud
tam vtrhl sxumohvizdnex jako prxíval
a s vrnxoukáním chtexl ho napadnout.
Ráz naráz sekal, sxmik! sxmik! v stínu stromu°
Sxarsxounem mával stále lítexji,
azx hlavu utxal mu a potom domu°
se harcoslavnex vrátil s trofejí.
&laqou;Pojdx na má prsa, vsxak to byla túra
s tím Tlachapoudem, chlap jsi od kosti.
Oj nádhernajs, oj basxta. Hoja! hurá!&raqou;
a pochruchnxával samou radostí.
Je svacxvecxer. Lysperní jezeleni
se vírnex vrtácxejí v mokrxavex.
Vetcharxí hadrousxci jsou roztruchleni
a selvy sysxtí tesknoskuhravex.
Опубликовано Albatros, Прага, 1961, 1988 (4-е издание). "X" указывает предыдущем письме имеет HACEK. ° = U, кольцо.
 
Датский
Бармаглот Могенс Jermiin Ниссен.
Kloppervok Herløv Арне Петерсен.
 

Kloppervok
Arne Herløv Petersen
I glummert lys den slyge spæg
stod gomrende og glim.
I børkens dyb stod mamren fjæg
og bungrede i skim.
"Vogt dig for Kloppervok, min søn,
pas på dens tand og klo!
Hold dig fra fuglen Djubberløn
og fra den spuge flog!"
Han tog sit vorpne sværd i hånd
og søgte fjenden trum,
Ved tomtetræets smækre vånd
han ventede så stum.
Som uffig han i tanker stod,
den kurpe Kloppervok
med flammeøjne ret imod
ham kom og guste spok.
Men hug på hug! Og sværdfet slog
så vorpent mod dens hals!
Dér lå den død; dens hoved tog
han med sig i gefals.
"Og, har du fældet Kloppervok?
Min søs, du est en knog!
Det er en glamrig dag, og nok
en spurkel værd, mintro!"
I glummert lys den slyge spæg
stod gomrende og glim.
I børkens dyb stod mamren fjæg
og bungrede i skim.
Опубликовано в Льюис Кэрролл: "Hvalrossen О.Г. Tømreren & Andre mærkelige исп". Алма 1986. Воспроизводится с разрешения.

Jabberwocky
Mogens Jermiin Nissen
Et slidigt gravben vridrede
i brumringen på tidvis plent,
og lappingen var vaklig, og
det borte gro°fgrin grent.
»Min so°n, pas godt på Jabberwock!
Han river, og hans tand er hvas.
Pas på den onde jubjub-fugl
og gribbekloens krads.«
Han so°gte længe fjendens spor
med sværd i hånd og meget mod
og rasted siden tankefuld
ved tumtumtræets fod.
Men mens han grod og stublede,
jog gennem skoven glammende
den frygtelige Jabberwock
med o°jet flammende.
Da svang han sværdet, en, to, tre!
og ho'det ro°g af troldens krop,
og med det do°de monstrum gik
det hejmad i galop.
»Oh, har du fældet Jabberwock!
Vær priset, so°n, for dåd og dyd.
Hurra for denne glædesdag!«
Han vrinsked ho°jt af fryd.
Et slidigt gravben vridrede
i brumringen på tidvis plent,
og lappingen var vaklig, og
det borte gro°ftgrin grent.
Написанная в 1946 году. оо = O, кольцо
 
 
 
 
 
 
Украинские переводы
 
 
Курзу-Верзу
(пер. М. Лукаша)

Був смажень, і швимкі яски
Спіралили в кружві,
І марамульки йшли в псашки,
Як трулі долові.

"Мій сину, бійсь Курзу-Верзу,
То зубий дряполап!
Не знайся з птицею Зу-зу
І велезнем Хап-Хап!"

Меча-штрича він в руки взяв,
Тропив ворожий слід,
І в думній тужі спочивав
Під дервом діодід.

Та раптом - цвист! оглушний цвист!
Кругом погонь вашить,
В тримучім лісі никне лист -
Курзу-Верзу телить!

Він раз мечем! він два штричем,
Аж кервиться торва!
І барбаризнула з плечей
Сміюцька долова!

"Ти вбив грозу Курзу-Верзу?
Ти, слинку, чудодець!
"О лавний день! Стрибай пісень,
Тодімо у ханець!"

Був смажень, і швимкі яски
Спіралили в кружві,
І марамульки йшли в псашки,
Як трулі долові.

Бормоглуп
(пер. М. Коливай)
 
Блищалось, слизі лабузьки
На хвиді кружали й спірли,
Дражнилки всі були дзузьки,
І миги застрімли.
 
«Не знайся з Бормоглупом, син!
Щелепи - бряк, когтяки - кряк!
Пташина Джуджуб - зась, і ще –
Сварлимий Бандохряк!»
 
Він в руку взяв вихрятель-меч
І довго ворога шукав,
Спочив під деревом Там-Там,
Там думу провтикав.
 
А поки він стояв-куняв,
Вже Бормоглуп - вогонь в очах –
Зі свистом лісом проганяв,
Бормочучи в кущах.
 
Раз-два, раз-два. І знов, і знов
Вихрятель-меч захрумотів.
Балду він зніс, в руках поніс, -
Стрибав і хихотів.
 
«То вбитий хижий Бормоглуп?
О, йди до мене, сяйний син!
Це знаний день! Дзелінь-Дзелень!»
Сміявсь він без зупин.
 
Блищалось, слизі лабузьки
На хвиді кружали й спірли,
Дражнилки всі були дзузьки,
І миги застрімли.
Бурмозвій
(пер. І. Коваль)

Шов печір. Яштпорки слибкі
В трамичці дзигали якраз
Свистали свердлов'ї бідкі
І звинки мрюкали весь час.

«Бійсь Бурмозвія, сину мій –
Рвуть кігті, щелепи кліщать –
І страхожись його обійм,
Що все на світі вщент трощать».

У руку воїн меч стрий взяв:
Здавна шукав врага собі,
І попід теревом устав
З думками про майбутній бій.

Німчазно свій тягар він ніс,
А Бурмозвій з вогнем в очах
Зі свистом пролітав крізь ліс
І мимрив, туркотів, бурчав.

Раз-два! Раз-два! Наскрізь! Удар!
Навпіл стерний клинок рубав.
І взявши голову, як збар,
У радощах герой вертав.

«Ти Бурмозвія подолав?
Прилинь до серця, хлопче мій!
Знаметний день! Шесть і Гвала!
Святкуй, звитяжець, і радій!»

Шов печір. Яштпорки слибкі
В трамичці дзигали якраз
Свистали свердлов'ї бідкі
І звинки мрюкали весь час.
 
 
Жабохряк
(пер. Г. Висоцької)

В яснечір слизіли штапки,
Кружли в деленій зелеві,
І фрусяли на всі боки,
І щурили кві-кві.

«Ой сину, вкусить Жабохряк!
Зубами-гар! А клешні-хряп!
І Джумбоптах, і Бандохап,
Що їх бояться всяк».

Син вертомеч узяв до рук
І довго шуки ворогав,
Ліг коло дерева Тук-Тук
Ідумудумував.

А поки він думачив дум,
То Жабохряк з вогнем в очах,
Здійнявши дісом ликий шум,
Прилепетів, бурчах.

І штурх, і штрик!
І раз, і два!
Стікає кров'ю змієгад.
Вже в сина в торбі голова,
І рад спішить назад.

«Ти Жабохряка поборов?
Радітися пора прийшла!
Іди цьом-цьом!
Щоб був здоров.
Тобі хвара! Ула!".

В яснечір слизіли штапки,
Кружли в деленій зелеві,
І фрусяли на всі боки,
І щурили кві-кві.

Зябрововк.

Брилялося. Сльозькі мухри
Тицялись у хвильбі.
Пацякали веретуни
Мов грибки у ставбі.

Мій сину! Зябрововк страшний!
Звів щелепи до дзьоба.
Страшися павиці Жум-Жум,
Трим ти від Бандер-жлоба.

Меча штрикучого схопив.
Знайшов у тумбо-ліс.
Припав на думку і стоїть,
Чи каючи під ніс.

Допоки він стояв-куняв
Настала свисна мить.
Крилає Зябрововк над ним,
Очима мерехтить.

Хубовсь-тубовсь! Штрикучий меч
По пиці стук і грюк.
Злітає голова із плеч,
Зябрововку - каюк.

Все! Вбитий Зябрововк швидкий.
Співаймо - Будьмо, гей!
До мене, синку, припади.
Славімо до людей.

Брилялося. Сльозькі мухри
Тицялись у хвильбі.
Пацякали веретуни
Мов грибки у ставбі.

Смуркалось хрысло. Жухлы пли
Хмуряли, грубили сенсву;
Все сликси трувину пляли,
А момры гнувно грали сьву.

"Чугайся Бресмадрука, сын!
Зубилы жрут, когтяры хрум!
Злобняшен Жужбжуб-птицесвин
Да ярохрапен Забирун."

Но пык посклав на ту мольбву,
Мульчага ворпый цапнул дрын.
Был нудлог путь к Тумтум древу,
Он снотомленно встал один.
 
В дурных мечтснах он там угряз,
Но знует - пвых чрез вухлый лес.
И Бресмадрук - огнливый глаз -
Бурбля и пвыжась тут подлез.

И раз, и два! Наскврот и вкруп
Дрын ворпый фвись его и прят!
Башку забрум, остлявим труп,
Триумфолопимся назад.
 
"Ты Бресмадрука подмандил?
Хвала и чмок, мой сын-барбак!
Урищще! День наш накрусчил!"
И он заржухал в восторгах!

Смуркалось хрысло. Жухлы пли
Хмуряли, грубили сенсву;
Все сликси трувину пляли,
А момры гнувно грали сьву.
 
Часово - жиркие товы.
И джикали, и джакали в исходе.
Все тенали бороговы.
И гуко свитали оводи.
это Генри Каттнер, Кэтрин Л.Мур.
 
Все тенали бороговы...
 
"...Ошалело он подумал: Шалтай-Болтай у Кэрролла объяснил Алисе, что это
означает. "Жиркие" - значит смазанные жиром и гладкие. Исход - основание у
солнечных часов. Солнечные часы. Как-то давно Скотт спросил, что такое
исход. Символ?
"Часово гукали..."
Точная математическая формула, дающая все условия, и в символах,
которые дети поняли. Этот мусор на полу. "Товы" должны быть "жиркие" -
вазелин? - и их надо расположить в определенной последовательности, так,
чтобы они "джикали" и "джакали"."
 
Насколько удалось узнать, первый раз этот рассказ вышел в сборнике фантастики в 1976 году, возможно, тогда перевод "Бармаглота" Диной Орловской еще не стал "каноническим" :) и переводчик рассказа либо сам перевел, либо взял какое-то из имевшихся в 1970-х переводов Кэрролла.
 
 
1 часть 2 здесь
 
 

На этом все, спасибо за внимания, надеюсь, мой пост вам помог, и вы оцените мои труды, кликнув по одной из кнопок, социальной сети и поделитесь с друзьями. Не забываем подписаться на обновления. Удачи!

Другие материалы по теме:


Категория: Алиса Льюис Кэррол | Добавил: maloir (25.03.2013)
Просмотров: 2508 | Теги: JABBERWOCKY, книги для детей, Бармаглот, Льюис Кэррол, Все перводы, Алиса В Стране Чудес | Рейтинг: 0.0/0
     Подпишитесь на обновления Библиотеки Шедар Кассиопеи:

     Ваш Email:     

Случайное:

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Все смайлы
Код *: