Главная » Статьи » Творчество » ФИЛЛИП БОНОСКИ

ФИЛЛИП БОНОСКИ да и нет

ФИЛЛИП БОНОСКИ
американский писатель

«да» и «нет»

Я  никогда не ссорился с молодежью. Она может ошибаться, но ее стремления благородны. Характеры молодых еще не сформировались, но они воспринимают весь мир и, как теперь нам стало известно, даже пространства, выходящие далеко за пределы нашего мира. Самое худшее, что может случиться с молодыми,— когда во имя компромисса они предают истину, постигнутую чистым юношеским рассудком. Может случиться и другое, столь же печальное,— когда мысли, сердца, души молодых бессмысленно бьются о стены, видимые и невидимые, а в результате — окровавленные руки, только и всего...
Все это я говорю об американской молодежи. Мне кажется, что за последние несколько лет наша молодежь — и черные и белые — доказала свой боевой дух. Голыми руками, безоружные, они ведут сражение с циничной военщиной, многие из них убиты, брошены в тюрьмы, тысячи молодых американцев бежали из своей страны, а другие на полях сражения, прозрев наконец, начинали борьбу лишь в последний, горький момент своей жизни.

Разве можно забыть тех ветеранов войны во Вьетнаме, которые пришли к ступеням Капитолия в Вашингтоне и с проклятиями стали швырять ордена и медали, полученные ими «за храбрость и отвагу», швырять их в лицо тем, кто послал их на эту грязную войну?

На протяжении всей своей истории Америка не видела ничего подобного. Она никогда не видела молодых людей, юношей и девушек, ложащихся на рельсы, чтобы преградить дорогу эшелонам с военным снаряжением.

Или тысячи юношей и девушек из негритянской среды, пробудившихся в последние десятилетия от тяжелого сна, исполненных решимости заявить о том, что тревожит их сердца, бросивших вызов властям, которые на протяжении многих лет помыкали их отцами, и теперь молодые решаются сказать свое слово.

Вспомните об Анджеле Дэвис, девушке, которой немногим больше двадцати пяти. Она не смогла остаться спокойной, узнав о смерти четырех ребятишек, которые погибли в церкви от бомбы, брошенной расистами, В тот момент Анджела решила, что ее собственная жизнь не представляет никакой ценности, если рядом с такой легкостью убивают невинных детей.

Как и многие ее ровесники, Анджела отвязала убийство, совершенное в ее родной стране, с убийствами, совершенными во Вьетнаме. И здесь и там действовала одна и та же кровавая рука. Это помогло Анджеле понять подлинную сущность империализма, и вместе с ней это поняли десятки тысяч молодых людей ее поколения.

Молодые поняли — может быть, даже лучше любого из нас,— что, забрасывая бомбами Вьетнам, «столпы общества» разрушают при этом и Америку. Убивая во Вьетнаме ребенка, они в то же время разрушают душу американца. Эта моральная деградация вызывает острую боль у нашей молодежи. Утратив веру в разум своих правителей, молодые люди нередко склонны к безрассудству. Они высмеивают все существующие ценности, пытаются создать собственную культуру, которую называют «антикультурой», призванной, по их мнению, заменить культуру прежних поколений.

В большинстве своем выходцы из мелкобуржуазной среды, они способны выразить ненависть к аморальности собственного класса не в форме организованной борьбы, а лишь в форме глухого протеста, нередко заводящего в тупик анархизма...
К чести американской молодежи следует отметить, что в момент глубочайшего испытания она нашла в себе силы воспротивиться преступлению.

Лучшая часть американской молодежи сказала «н е т» войне во Вьетнаме.

Важно, что опыт молодежи 60-х годов — истинный опыт. Он приближает ее к пониманию реальных сил, действующих в наши дни в Америке и во всем мире.

Когда человек сталкивается с истиной лицом к лицу, он может потом прятаться от нее, проклинать ее, отрекаться от нее, но он никогда не сможет отрицать ее. Она превращается в неотъемлемую часть сознания не только того поколения, которое непосредственно сталкивается с нею, но и всех последующих поколений.

До тех пор, пока Америка будет оставаться страной империалистической, она не вернет себе доверия молодежи. Едва ли правы те, кто полагает, что современная американская молодежь наивна и доверчива. Конечно, она нередко отвергает вещи, достойные всяческого уважения. Молодые часто отказываются принимать идеалы, заимствованные из прошлого. Они приемлют лишь то, что проверено их собственным опытом. Как ни удивительно, за их смехом скрываются слезы. А невыплаканные слезы, как известно, ожесточают даже детей. Эта ожесточенность, обращенная против их собственных доблестей, представляет серьезную опасность, ибо она может привести к самоубийству. Скептицизм и здравое сомнение — вещи разные. Скептицизм несет в себе слепую, все- разрушающую силу. Сомнение в конце концов приводит к определенному знанию, скептицизм разлагает. Мы знаем немало молодых людей, которые считают, что достаточно вынести справедливый приговор, чтобы вслед за ним немедленно последовало наказание виновного. Но когда виновные остаются безнаказанными, как это было со многими участниками злодеяний во Вьетнаме, что-то очень важное погибает в душах молодых американцев. У молодежи исчезает вера не только в справедливость, но и в силу разума.

В данный момент никто не может предсказать, какое будущее ожидает Америку. В наши дни здесь господствует разительное чувство утраты, отрицания всех прошлых ценностей, которые долгие годы считались непреходящими.

И, возможно, одним из самых зловещих симптомов социальной деградации общества является бегство белых американцев среднего класса из больших городов, а также бегство молодых людей, не желающих принимать участия в войне, в Канаду (там находятся тысячи американских парней), перемещение многих состоятельных американских семей в такие страны, как Австралия, где жизнь представляется им более приемлемой.

Статуя Свободы, возвышаясь в нью-йоркском порту, в свое время приветствовала прибытие в Америку миллионов эмигрантов, устремлявшихся к «земле обетованной». В наши дни можно наблюдать обратный поток — люди бегут из Америки, словно из района бедствия.

Уверенность американцев в преимуществе собственного образа жизни никогда еще не была столь слабой, как в начале 70-х годов. Если бы глаза людей обладали способностью рентгена, они могли бы обнаружить в душах американских атлетов, прибывших в Мюнхен на Олимпиаду, ту же червоточину. Она была бы видна и в тех двух черных парнях, которые не пожелали подняться со скамьи при исполнении национального гимна... Утрата американской самоуверенности проявляется и в большом и в малом.

И стоило лишь взглянуть на атлетов социалистических стран, чтобы обнаружить разительный контраст. Именно это отметили миллионы людей, сидя у экранов своих телевизоров, и, отметив это, сделали для себя определенные выводы.

Долгие годы моральное превосходство социалистического мира заслонялось искусственными барьерами и холодной войной. 
Но суть дела заключается в том, что исторически социализм на целую эпоху обогнал самые развитые капиталистические страны. И с каждым днем эта истина становится все очевидней.

Я с большим интересом отношусь к молодежи социалистических стран, меня интересуют ее место и роль в развивающемся обществе. Я сравниваю ее с молодежью, живущей в капиталистическом мире.

Порой молодые люди из социалистического мира скептически воспринимают меня, когда речь заходит о преимуществах, которыми пользуется социалистическая молодежь. «А что вы скажете об американской молодежи?» — спрашивают они, имея в виду машины, одежду, более «свободный» образ жизни и т. д. Спору нет, эти вещи, взятые порознь, могут показаться весьма привлекательными. Но загвоздка в том. что подобные блага нельзя рассматривать порознь, каждое в отдельности.
Уровень жизни, который молодые американцы среднего класса представляют как преподнесенный им подарок, добыт не только за счет американских рабочих, особенно негритянских, но и за счет тяжкого труда всего колониального , мира. Многие американцы не понимают, кто является создателем всех их богатств,— они искренне удивляются, когда им говорят, что создателем всех общественных ценностей является рабочий класс,

Счастлива молодежь, преодолевшая политическое невежество, знающая, кто является подлинным творцом богатств всего мира, уверенная, что будущее — так же, как и настоящее,— находится в руках рабочего класса. Юноши и девушки социалистических стран способны решать сложные проблемы на более высоком уровне, чем многие их американские сверстники. Последним еще предстоит бороться за то, к чему советские люди пришли 55 лет назад.

Молодой человек, который осознал, что нет необходимости иметь больше денег, чем имеет его сосед, прозревает так же, как человек после удаления катаракты.

Юноша, который способен воспринимать любовь не как коммерческую сделку, а как благороднейшее проявление нечеловеческих чувств, гораздо выше парня, для которого доллар дороже поцелуя.

Я не собираюсь льстить социалистической молодежи. И в социалистических странах можно встретить типов, которые чувствовали бы себя в Нью-Йорке уютнее, чем в Москве (по крайней мере им так кажется). На самом деле Нью-Йорк мгновенно стер бы их в порошок. Понимают они это или нет? Они принимают все блага социалистического общества как нечто само собой разумеющееся, полагая, что весь мир таков.

Мы знаем случаи, когда какому-то молодому человеку не удается сразу получить все, что ему хотелось бы иметь, и тогда у него возникают определенные комплексы, формирующие известный тип людей.

Пожалуй, наглядным примером является некий солист балета, который несколько лет назад предпочел «направить свои стопы» на Запад и снискал себе там популярность, развлекая богачей.

Однажды его спросили, скучает ли он по родине. «Нет,— ответил он.— Разве вы не знаете, что я негодяй? У меня нет ни матери, ни отца, ни родины».

Такой человек бесконечно одинок. Необъятные просторы космоса могут показаться более уютными, чем холодные стены его собственной виллы, приобретенной за еще более холодные доллары.

Я не могу претендовать на близкое знакомство с советской молодежью. Хотя смею утверждать, что на протяжении ряда лет я достаточно хорошо узнал ее и даже наблюдал за ее развитием.

С советской молодежью меня сближает в основном общность надежд, увлеченность одними и теми же социальными проблемами, нашей общей борьбой.

Мне запомнился один юноша, которого я встретил несколько лет назад в Литве. Я запомнил этого парня по одной простой причине: когда речь зашла о Вьетнаме и парня спросили, согласился бы он, если бы возникла необходимость, добровольцем отправиться туда, он без всяких колебаний сказал: «Да».

Мой племянник, ровесник этого советского юноши, живет в Нью-Йорке. Когда ему задали точно такой же вопрос, он безо всяких колебаний ответил: «Нет».

«Да» и «нет». Мне кажется, что эти ответы характеризуют позиции молодежи обоих миров. Эти «да» и «нет», несомненно, представляют собой проявления мужества. Но ответы эти вызваны разными условиями. Один юноша готов рисковать своей жизнью, защищая вьетнамцев от интервентов, другой — отказывается идти убивать их, даже в том случае, если ему грозит за это тюремное заключение.

Разве это нельзя назвать подведением итогов? Мне кажется, что именно так оно и есть.

Меня поразили и другие черты, присущие советской молодежи, широта ее души, благородство ее порывов.

Помню, как в годы второй мировой войны писатель Михаил Шолохов говорил молодым новобранцам Советской Армии о необходимости учиться «науке ненависти» к немецким фашистам. Эта наука давалась нелегко, и я с радостью отмечаю, что после войны эта «наука» не перешла в ненависть к немецкому народу.

Особенно вдохновляет в советской молодежи отсутствие шовинизма, чувство интернациональной солидарности, готовность дружески пожать протянутую ей руку. Это весьма знаменательно. Ведь в некоторых странах мира в наши дни лихорадочно раздувают пламя националистических костров.

Советский Союз — страна многонациональная, и тактика, к которой прибегали в царское время, натравливая один народ на другой, мне хорошо знакома. В антагонизме между народами заинтересованы реакционные правители, угнетатели. Рабочий класс в таком антагонизме не нуждается.

Мир успел проделать поистине огромный путь, если на одной шестой земного шара уничтожена национальная рознь, если миллионы советских детей воспитываются в духе любви к людям независимо от их национальной принадлежности, цвета кожи, в духе подлинного равенства и дружбы.

Советский Союз уничтожил расовую ненависть. Не случайно Анджела Дэвис, темнокожая американка, так хорошо чувствовала себя в вашей стране, где расовые предрассудки считаются преступлением.

Молодежь, воспитанная в.таких традициях, освобождена для творческого будущего, в котором навсегда забудут о таких болезнях, как расизм и национальный антагонизм.

Радостно иметь дело с молодежью, чьи устремления чужды мечтам о банковских сейфах, набитых долларами. Лучшие представители американской молодежи восстают против денежного мешка. Но общество все еще навязывает им свою волю. Я не закрываю глаза на то, что и в вашем обществе можно встретить жадных, честолюбивых, охочих до денег людей. Но, к счастью, их запросы — не критерии общества...

Важно, почему люди говорят «д а» и чему они говорят «н е т».

Советские люди много выстрадали, многим жертвовали, и они остаются истинно благородными людьми. Благородство, характерная черта советского общества, означает чувство ответственности за человечество, а не стремление управлять им. Такое благородство, несомненно, присущее большей части советской молодежи, подтверждает гуманность основных принципов советского строя. Здесь коренятся цели и надежды для молодежи всего мира.

Перевела с английского Ф. ЛУРЬЕ.

На этом все, спасибо за внимания, надеюсь, мой пост вам помог, и вы оцените мои труды, кликнув по одной из кнопок, социальной сети и поделитесь с друзьями. Не забываем подписаться на обновления. Удачи!

Другие материалы по теме:


Категория: ФИЛЛИП БОНОСКИ | Добавил: maloir (14.05.2013) | Автор: ФИЛЛИП БОНОСКИ да и нет E W
Просмотров: 693 | Теги: бесплатно, проза, да и нет, американский писатель, ФИЛЛИП БОНОСКИ, читать, Рассказ | Рейтинг: 0.0/0
     Подпишитесь на обновления Библиотеки Шедар Кассиопеи:

     Ваш Email:     

Случайное:

Всего комментариев: 0
Имя *:
Email:
Код *: